beregovoy Normal beregovoy 9 3 2004-07-28T11:12:00Z 2004-09-14T12:49:00Z 1 6034 34396 bank-nt 286 68 42240 9.2812

Божественная природа Иисуса Христа

(Уолтер Мартин "Царство культов")

От первой и до последней страницы богодухновенное Писание ясно и Доступно развертывает учение о природе Иисуса Христа. Он открывается Богом Иеговой в человеческом облике (Ис. 9:6; Мих. 5:2; Ис. 7:14; Ин. 1:1; 8:58; 17:5; ср. Исх. 3:14 и Евр. 1:3; Флп. 2:11; Кол. 2:9 и Отк. 1:8, 17-18 и т.д.). Божественность Иисуса Христа - один из краеугольных камней христианства, и потому на протяжении веков этот догмат подвергался столь яростным нападкам, как никакой другой в христианстве. Склоняясь к старой арианской ереси, которая была опровергнута отцом Церкви Афанасием в его знаменитом труде "О воплощении Слова", многие частные лица и все культы неизменно отрицают равенство Иисуса Христа с Богом-Отцом, а следовательно, и Троицу. Как было показано, свидетели Иеговы не являются исключением из этого грустного правила. Тем не менее. Святое Писание дает уверенность, а перечисленные выше места из него подрывают основы этой богохульной ереси, которая силой сатаны совращает многих! в "бесчестном манипулировании Словом Божиим".

Следовательно, божественная природа Христа есть главный ответ свидетелям Иеговы, ибо если Троица действительно существует, а она несомненно существует, то Иисус и Иегова "едины", и в результате вся структура культа рассыпается в песок разрозненных доктрин, неспособных создать даже видимость целостности. Рассмотрим теперь, о чем свидетельствуют указанные стихи.

(а) Исаия 7:14. "Итак Сам Господь (Иегова) даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил" (буквально "Бог (или Иегова) с нами", так как Иегова единственный Бог).

(б) Исаия 9:6. "Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира".

(в) Михей 5:2. "И ты, Вифлеем - Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и которого происхождение из начала, от дней вечных".

В ветхозаветном повествовании Иегова, Господь неба, раскрыл Свой план появиться в человеческом облике и дал несколько пророчеств о чуде воплощения Иисуса Христа. Изучение вышеприведенных отрывков убедит непредвзятого человека, что Иегова сдержал Свое слово и действительно воплотился в человека, стал буквально "Богом с нами" (Мф. 1:23; Лк. 1:32-33; Ин. 1:14).

Ключом к Ис. 7:14 является Святое Имя "Еммануил", которое переводится - и это единственный верный перевод - как "Бог с нами". А поскольку нет другого Бога, кроме Иеговы, по Его собственному свидетельству (Ис. 43:10-11), то Иисус Христос и Бог Иегова едины по природе во власти и в вечности, то есть равны. Пророчество это исполнилось (Мф. 1:22-23), следовательно, можно не сомневаться, что Иисус Христос Сын Девы, о Котором говорится в Ис. 7:14. Свидетели Иеговы не могут представить ни одного аргумента, чтобы опровергнуть Писание, то есть доказать, что Иегова и Христос не одно и то же, ведь само слово "Еммануил" ("Бог" или "Иегова с нами") отвергает любую другую интерпретацию.

Стих Исаия 6:9 из еврейского Священного Писания представляет собой одно из сильнейших доказательств Божественности Христа, из которого неоспоримо следует: Сам Иегова намеревался предстать в человеческом обличьи. Стих ясно указывает, что вся власть будет отдана этому Младенцу, Сыну, Который откроется указанными качествами. Исаия, вдохновленный Святым Духом, говорит о Христе как о "Чудном, Советнике, Боге крепком. Отце вечности, Князе мира", то есть перечисляет качества, присущие только Богу. Сочетание "Бог крепкий" само по себе указывает на Иегову, так как Он является не просто единственным Богом (Ис. 43:10-11), но еще и "крепким", несравненным в Божественности. Свидетели Иеговы пытаются игнорировать этот стих, говоря, что Христос могущественный бог, но не Всемогущий (Иегова). Этот аргумент в действительности смешон. Свидетели Иеговы доказывают, что раз в этом тексте на древнееврейском языке нет определенного артикля, то "крепкий" не! означает Иегову. Тогда возникает вопрос, неужели существует два "крепких" Бога? Это абсурд. И все-таки свидетели Иеговы упорствуют, несмотря на то, что в 21 стихе 10 главы Исаия говорит (без артикля!), что "обратится... остаток Иакова - к Богу сильному". В Иер. 32:18 пророк (употребив артикль) провозглашает Бога (Иегову) "великим, сильным" (оба слова означают одно и то же). Посмотрите для сравнения в Ис. 9:6; 10:21; Иер. 32:18. Чтобы принять точку зрения свидетелей Иеговы, нужно признать существование двух "сильных Богов", что невозможно, ибо существует только один истинный и сильный Бог (Ис. 45:22).

Пророк Михей, возвещая слова Иеговы, указывает не только место рождения Христа (5:2), которым, по утверждению евреев, является город Давидов, Вифлеем, но и дает разгадку Его личности: Он - Бог в человеческом облике. В словосочетании "происхождение из начала" имеется в виду только "происхождение" (см. Браун, Драйвер, Бриггс, Hebrew Lexicon of the Old Testament), и такое сочетание подходит только для Самого Бога, Который "от дней вечных", так как лишь Он один "твердыня" (Ис. 44:6-8). Превосходящая все сила этих стихов рушит сомнения в Божественности Господа нашего Иисуса Христа, Который стал человеком, уподобился нам и пожертвовал Собой навсегда во имя человечества, принес вечную жертву, спасающую всех, кто признает ее искупительную силу.

2. Иоанна 1:1. "В начале (греч. Arche) было Слово (Logos), и Слово было у Бога (Ton Theon), и Слово было Бог (Theos)".

В противовес "Эмфатическому диаглоту"* и "Переводу нового мира Священных Писаний" грамматика греческого Нового Завета снимает любое сомнение в том, что это единственно возможный перевод. Подлежащим в данном предложении является Слово (Logos), сказуемое - было. Не может после глагола было идти прямое дополнение, так как, согласно грамматической конструкции, за непереходным глаголом идет не дополнение, а предикативный номинатив, относящийся опять-таки к подлежащему, в нашем случае к Слову (Logos). Колуэлл, авторитет в области греческого Нового Завета, обнаружил закономерность, по которой предикативный номинатив (в нашем случае Theos - Бог), относящийся к подлежащему, никогда не предопределяется артиклем, если ему предшествует глагол (было), что мы и находим в данном контексте. Поэтому никакого артикля и не стоит при слове Theos (Бог), и переводить его как "один из богов" или "божество" грамматически неправи! льно и свидетельствует о незнании древнегреческого языка, так как Theos является предикативным номинативом глагола "быть" в третьей части стиха 1:1 и относится к подлежащему Слово (Logos). Значит, Христос если Он есть Слово, Которое "стало плотию" (Ин. 1:14), не может быть никем, кроме Бога, если, разумеется, не отвергать содержание греческого текста и, следовательно, Слово Божие.

В своем "Переводе нового мира христианских греческих Писаний" свидетели Иеговы (приложение на cc. 773 - 77) пытаются извратить греческий текст, понимая, что если Иисус и Иегова едины по природе, то их богословие рушится, ибо оно отрицает это единство. А в этом вопросе их аргументы однозначно опровергаются.

Они же утверждают, что раз определенный артикль употребляется со словом Theon (у Бога), а в сочетании "было Бог" нет, то отсутствие артикля отражает разницу в смысле и предполагаемое различие таково, что в первом случае подразумевается Единый, Истинный Бог (Иегова), а во втором случае "бог", низший по отношению к первому, и этим "богом" является Иисус Христос.

На странице 776 говорится, что перевод "бог" правилен потому, что "...все учение Святого Писания наводит на истинность такого истолкования". Эта ремарка указывает, что данная проблема выходит за рамки рассматриваемого текста. Действительно, Писание учит полноте и непревзойденности божественной природы Христа. Зачем же нужно было поднимать столько шума вокруг одного стиха? Вероятно, чтобы произвести эффект, демонстрируя псевдоученость в обращении с очень известным местом. Отсутствие артикля перед Theos не означает, что подразумевается другое небесное божество. Рассмотрите Мф. 5:9; 6:24; Лк. 1:35, 78; 2:40; Ин. 1:6, 12-13, 18; 3:2, 21; 9:16, 33; Рим. 1:7, 17-18; 1 Кор. 1:30; 15:10; Флп. 2:11, 13; Тит. 1:1 и много-много других мест. Перевод "бог" приводит к искажению грамматики и непоследовательности. А чтобы такой перевод стал последовательным, свидетелям Иеговы нужно переводить словом "бог" каждый случай, где артикль отсутствует. Они! же этого не сделали в таких местах, как Мф. 5:9; 6:24; Лк. 1:35, 78; Ин. 1:6, 12-13, 18; Рим. 1:7, 17 и т. д. (см. "Перевод нового мира Священных Писаний" и "Эмфатический диаглот" в приведенных выше ссылках).

Невозможно честно перевести theos как "бог", "божество" или "меньший бог" в Ин. 1:1, а затем theou как "Бога", "Божиими" (Иеговы) в Мф. 5:9; Лк. 1:35, 78; Ин. 1:6 и т. д., где theou представляет собой родительный падеж того же существительного (2-е склонение) без артикля и должно переводиться (согласно аргументам тех же свидетелей Иеговы) "бога", а не "Бога", как сделано в "Эмфатическом диаглоте" и в "Переводе нового мира Писаний". Мы могли бы привести в поддержку длинный перечень работ, но предложим вашему вниманию комментарии к древнегреческому Новому Завету Д. Эрвина Нестле или Весткотта и Хорта в сочетании с "Началами греческого языка" Фрэнсиса Кингсли Болла (New York, 1948, pp. 7, 14). Так что если свидетели Иеговы настаивают на ошибочном переводе "бог", пусть они будут последовательными до конца (чего они не делают!), переводя каждый слу! чай без артикля одинаково. Дело же в том, что свидетели Иеговы используют и искажают смысл артикля, где им угодно и когда им угодно, независимо от законов грамматики. В любом переводе, а тем более в переводе Слова Божия, необходимо соблюдать все правила. Свидетели Иеговы непоследовательны в соблюдении этих правил.

Их "толкователи" проявили и другую характерную для свидетелей Иеговы черту, вырывая цитату из контекста или переделывая мысли признанных авторитетов ради подкрепления своих переводов, нарушающих грамматические правила. На с. 776 приложения к "Переводу нового мира христианских греческих Писаний", приводя фразу доктора Робертсона "древние писатели употребляли ho theos по отношению к богу абсолютной религии в отличие от мифологических богов", они умудрились не "заметить" следующую за ней: "Однако в Новом Завете, хотя мы и встречаем pros ton theon (Ин. 1:1-2), чаще встречается просто theos, особенно в посланиях".

Другими словами, авторы Нового Завета часто не употребляют артикль перед theos, и все-таки значение остается предельно понятным в контексте, подразумевающем Единого Истинного Бога. Я приведу следующие случаи, где в идущих друг за другом стихах или даже в одном предложении артикль с одной формой слова theos употребляется, а с другой нет. Рассматривая Мф. 4:3-4; 12:28; 28:43; Лк. 20:37-38; Ин. 3:2; 13:3; Деян. 5:29-30; Рим. 1:7, 8, 17-19; 2:16, 17; 3:5, 22-23; 4:2-3 и т.д., становится абсолютно ясно, что нельзя быть столь категоричными, как свидетели Иеговы, учитывая лишь Ин. 1:1-2.

В греческом языке артикль очень важен - он употребляется осмысленно, но мы не можем быть всегда и полностью уверенными, что абсолютно поняли смысл. Доктор Робертсон предусмотрительно заметил, что "только недавно к артиклю стали подходить научно" (с. 755, А. Т. Робертсон). Не следует догматично утверждать то, чего мы не знаем, и не следует делать категоричных выводов, как это делают авторы приложения к "Переводу".

Разве не глупо утверждать, что существительное, переводимое "Божественный", но употребленное без артикля, имеет смысл "относящийся к Богу" (с. 773 - 774 приложения к "Переводу нового мира христианских греческих Писаний"). Сами авторы приложения позже перевели то же существительное theos как "бог", а не как "относящийся к Богу". Они противоречат себе.

Завершая этот разбор, скажем, что позиция авторов приложения к Переводу нового мира христианских греческих Писаний" становится понятной, когда на с. 774 приложения читаешь, как "неразумно" делать Слово (то есть Христа) Богом, в Котором Оно пребывает (Ин. 1:1). Они возводят собственные явно ошибочные принципы в ранг критерия истины в Писаниях.

Обратите внимание и на незамаскированное переосмысление цитаты из Дэна и Манти ("Перевод нового мира христианских греческих Писании", с. 774 - 775). Манти даст перевод "Слово было Божественным" (Word was Deity) следуя непоколебимому свидетельству Писания, но авторы приложения пытаются протащить мысль, будто тем самым подразумевается "меньший бог", "божество". Цель же их ясна - отказаться от Божественности Христа и, следовательно, от Слова Божия. Доктор Манти публично заявил, что цитата была вырвана из контекста. Он лично написал "Сторожевой башне", что в его работе никогда не утверждалось и не было даже намека, будто текст из Евангелия от Иоанна 1:1 говорит о "божестве" и что неразумно и ненаучно переводить Евангелие от Иоанна 1:1 как "Слово было богом" в смысле "одним из богов" (М. van Buskirk, The Scholastic Dishonesty of the Watchtower, P. 0. Box 2067, Costa Mesa, CA 92626; CA! RIS, 1976, p. 11).

3. Иоанна 8:58. "Иисус сказал им: ...прежде нежели был Авраам, Я есмь".

Сопоставляя этот перевод с Исх. 3:14 и Ис. 43:10-13 в Септуагинте, мы видим, что смысл идентичен. В Исх. 3:14 Иегова, обращаясь к Моисею, говорит: "Я есмь", - что любой образованный толкователь признает за синоним Бога. Иисус буквально сказал им: "Я есмь Иегова" ("Я есмь"), и люди, несомненно, поняли Его именно в этом смысле, так как в следующем стихе они уже пытались забросать Его камнями. Еврейский закон признавал пять причин для избиения камнями (следует учесть, что евреи были законниками). Вот эти случаи: (1) разговор с духами, Лев. 20:27; (2) богохульство, Лев. 24:10-23; (3) пророчество, призывающее поклоняться иным богам, Вт. 13:5-10; (4) буйный сын, Вт. 21:18-21; (5) блудодеяние и прелюбодеяние, Вт. 22:21-24 и Лев. 20:10. И любой честный человек должен признать, что второе преступление, а именно богохульство, служит единственным основанием в законе евреев, чтобы забросать Христа камнями. Многие ревностные свидетели Иеговы утверждают, ч! то евреи собирались побить Его камнями потому, что Он назвал их детьми дьявола (Ин. 8:44). Если это так, то почему они не пытались побить Его в других случаях (Мф. 12:34; 23:33 и т. д.), когда он назвал их порождением ехидниным? Ответ очень прост. Они не могли побить Христа камнями, потому что закон указывал только на пять случаев, и они были бы сами осуждены, если бы побили кого-то камнями лишь за оскорбление. Но это еще не все. В Евангелии от Иоанна 10:33 евреи снова пытаются побить Иисуса камнями, обвиняя Его в том, что Он провозглашает себя Богом (не "божеством", что было уже детально рассмотрено). Давайте будем логичными в рассуждениях: если евреи соблюдали закон, требующий наказания камнями, когда их оскорбляли при других обстоятельствах, то зачем им нарушать его лишь ради того, чтобы воззрения свидетелей Иеговы на Иоанна 8:58 оказались верными? Однако следует добавить вот что. Их аргумент безоснователен еще и потому, что в Писании есть только одно &qu! ot;Я есмь" (Ис. 48:12; 44:6; Отк. 1:8, 17), и Иисус утверждает именно Свое единство с Богом, за которое евреи, неправильно истолковав закон, собирались побить Его камнями.

Свидетели Иеговы (с. 312 "Перевода нового мира христианских греческих Писаний", сноска С) заявляют, что греческое Ego Eimi (Я есмь) из Иоанна 8:58 "правильнее перевести неопределенным перфектным временем [Я был ], а не "Я есмь". Чтобы разоблачить это грубое извращение греческого оригинала, рассмотрим текст с грамматической точки зрения.

Непонятно, что подразумевает автор сноски на с. 312, так как он не пользуется общепринятой грамматической терминологией и его аргументы не опираются на общепринятую грамматику. Сам инфинитив аориста здесь не образует придаточного предложения, а наиболее важным является наречие Prin, так что всю конструкцию следовало бы назвать "придаточное с Prin". Термин "неопределенный перфект" не принадлежит к общепринятой грамматической терминологии и в данном случае был изобретен авторами примечания, так что невозможно узнать, что он означает. Некоторую трудность в этом стихе представляет глагол Ego Eimi. Доктор Робертсон, которого переводчики "Нового мира" цитируют (с. 880) как авторитетное лицо в этом вопросе, утверждает, что Eimi - глагол "абсолютный". Он встречается четыре раза (Ин. 8:24, 58; 13:19; 18:5) и имеет то же значение, что и в Септуагинте (Вт. 32:39; Ис. 43:10; 46:4) при переводе древнееврейской ! фразы "Я (есмь) Он". Эта фраза встречается только в случаях, когда подчеркивается господство Иеговы. Следовательно, указанная фраза подтверждает полноту и равенство Божественности. Единственное, что удалось доказать переводчикам "Нового мира", так только то, что трудно игнорировать смысл фразы и контекст.

Подтверждение полноты божественных качеств особенно четко видно в Ин. 13:19, где Иисус предупреждает апостолов о грядущих событиях, прежде чем они сбудутся, чтобы они поверили, что Ego Eimi ("это Я"). Один Иегова знает будущее как настоящее. Вот Иисус и предупредил учеников до времени, что Ego Eimi, то есть что Он есть Иегова!

И наконец, очевидно и неоспоримо, в греческом языке невозможны формы с перфектным значением, полностью соответствующие современной английской форме I have been. Утверждение "Сторожевой башни", будто спорная фраза представляет собой историческое настоящее время, как в повествовании об Аврааме, имеет некоторые основания, но тем не менее представляет классический пример двойной игры "Сторожевой башни", ибо данный фрагмент является не повествованием, а прямой речью Иисуса. Грамматические же нормы разрешают использовать историческое настоящее только в повествовании. Единственный правильный перевод здесь - "это Я", а раз Иегова единственный, Кто может сказать: "Это Я" (или "Я есмь") - Исх. 3:14; Ис. 44:6, - то Он и Христос есть одно по природе, или истинная полнота Божественности во плоти.

В Септуагинте древнееврейское ehyeh Исхода 3:14 передается греческим Ego Eimi как эквивалент "Я есмь" Иегова. А Иисус часто цитировал Септуагинту евреям, и они были хорошо знакомы с ней, чем и объясняется их гневная реакция на Его утверждения (8:59).

4. Евреям 1:3. "Он есть отражение (Его) славы и точное представление Самого Его Существа, и Он держит все словом силы Своей..." (НМ).

Я полагаю, что это место Писания без всякого сомнения разъясняет Божественность Иисуса Христа. Нелогично и неразумно предполагать, что Иисус, являющийся точным представлением Существа Иеговы, состоит не из Существа Иеговы и, значит, не является Богом или вторым лицом Троицы. Ни об одном творении не было сказано, что оно состоит из Существа Бога (греч. upostaseos). Поэтому вечное Слово, в Котором "обитает вся полнота Божества телесно" (Колоссянам), не может быть творением или тварным. Автор Послания к евреям однозначно говорит о Христе как об Иегове, иначе он никогда бы не сказал "образ ипостаси Его". Как говорится в Ис. 7:14, Мессия должен быть Еммануилом, что буквально означает "Бог с нами". Свидетели Иеговы пытаются заменить в имени "Еммануил" "Бог" на "бог", "божество". Но раз Сам Бог говорит, что "прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет" (слова Иеговы в Ис. 43:10), то уже на! одном этом основании надо отвергнуть существование любых других божеств и богов. Божественность Иисуса остается, как всегда, нерушимой.

5. Филиппийцам 2:11. "И всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца".

Сравнивая этот стих с Кол. 2:9 и Ис. 45:23, мы не можем не видеть полноту Божества Господа Иисуса Христа в истинном свете.

В Ис. 45:23 Иегова говорит: "Мною клянусь: из уст Моих исходит правда, слово неизменное, что предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык". В Кол. 2:9 апостол Павел по вдохновению Святого Духа пишет: "Ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно". Буквальный перевод греческого слова theotetos - "Бог-глава", так что во плоти (somaticos) Христа сосредоточена вся полнота (pleroma) Бога-главы.

У Тейера в "Греческо-английском лексиконе Нового Завета", который "Сторожевая башня" называет "исчерпывающим", подробно рассмотрено слово theotetos (Бог-глава, Божество), в особенности его интерпретация в контексте Кол. 2:9. Свидетелям Иеговы неплохо бы вспомнить, что Тсйер был унитарном (то есть отрицал Божественность Христа) и потому был более склонен к трактовке свидетелей, а не евангельских христиан. Несмотря на свои богословские взгляды, Тейер был авторитетом в области греческого языка, честность которого в оценке фактов, даже если они противоречили его убеждениям, приводится в пример всеми объективными критиками и учеными. На с. 288 издания 1886 года Тейер утверждает, что theotetos (Бог-глава) является формой слова theot (божество), или, как он сам говорит, "указывает на то, что кто-то является Богом, Богом- главой" (Кол. 2:9)! Другими словами, Христос был полнотой "Божества" (Иеговы) во плоти! &! quot;Эмфатический диаглот" верно переводит theotetos как "Божественный", но в "Новом мире" ошибочно стоит "божественное качество", которое лишает Христа Его божественной природы. В резуль тате происходит подмена словом theiotes, формой от theiot (божество), которая избавляет свидетелей Иеговы от ненужного им свидетеля в виде "Божества" (Иеговы) tes theotetos. Тем не менее такая подмена противоправна, потому что, по словам Тейера (с. 288), "theot (Божество) отличается от theiot (божественного качества) как сущность отличается от свойства". Так свидетели Иеговы прибегают к обману, чтобы сбить с пути неосторожных верующих и увести их на тропу богохульства по отношению к Иисусу. Этот перевод неверен, так нельзя переводить. Подмена одного слова другим свидетельствует об откровенном научном жульничестве. Свидетели Иеговы не делают себе чести и не могут претендовать на авторитетность та! к откровенно искаженного перевода. Иисус Христос, по словам Писания, есть образ ипостаси, то есть Существа Иеговы, в Котором пребывает вся Его полнота, а раз сущность (Божественность) отличается от качества (божество), то Он Бог, tes theotetos, Иегова, явившийся во плоти.

То, что Иисус и Иегова единосущны, неоспоримо, и на это указывают стихи, говорящие о намерениях Бога. В Послании к филиппийцам (уже рассматривавшемся ранее) Павел провозглашает единство Иисуса с Иеговой из Исаии 45:23. Павел смело заявляет: "Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено... и всякий язык исповедовал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца". Из Библии хорошо известно, что наивысшая слава, которую можно только воздать Богу, есть признание Его и поклонение Ему в лице Его Сына. Сам Иисус Христос сказал: "Никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня" (Ин. 14:6) и "дабы все чтили Сына, как чтут Отца" (Ин. 5:23).

Поэтому из контекста ясно, что неповторимость Бога-Отца в самой полной мере проявилась во Христе и что всем людям надлежит осознать пагубные последствия своего отказа принять Слово Божие и Божественность Его Сына, Который "есть истинный Бог и жизнь вечная" (1 Ин. 5:20).

6. Откровение 1:8. "Я есмь Алфа и Омега, говорит Иегова Бог, Тот, Который есть и был и грядет. Всемогущий" (НМ, ср. Отк. 1:7-8, 17-18; 2:8; 22:13; Мф. 24:30; Ис. 44:6).

В стихах 7-8, 17 и 18 первой главы Откровения вновь подтверждается единственная и чудесная истина, что Иисус Христос и Бог Иегова единосущны, а следовательно, равны, вечны, короче, одной природы в самом полном смысле. Рассмотрим подробно это положение из Священного Писания.

При сравнении Мф. 24:30 с Отк. 1:7 становится очевидным, что Иисус Христос грядет "на облаках" как в первом, так и во втором случае.

Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою (Мф. 24:30).

Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око, и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь (Отк. 1:7).

Рассуждая таким образом, мы прочтем слова Иеговы в Ис. 44:6:"Я первый, и Я последний, и кроме Меня нет Бога". Это заявление навсегда устраняет любое сомнение по поводу двух первых и последних. А раз Иегова единственный Бог, Слово не может быть "меньшим богом", "божеством" при Иегове, как пытаются убедить нас свидетели Иеговы на основании Ин. 1:1 ("Эмфатический диаглот" и "Новый мир"). Неоднократно Иегова заявляет о Себе как о "единственном" Боге и Спасителе (Ис. 41:4; 43:11-13; 44:6; 45:5; 48:12, и т. д.). Вот неопровержимое доказательство, потому что Христос не мог бы быть нашим Спасителем и Искупителем, не будь Он Иеговой, так как Иегова единственный Спаситель (Ис. 43; 11). Но, невзирая на свидетельство Писания, что "...прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет" (Ис. 43:10), свидетели Иеговы продолжают проповедовать ложную теорию "меньшего бога", открыто противореча Слову Божию. В 1 Ко! р. 8:4-6 Павел указывает, что идол или ложный бог ничего собой не представляет; пусть люди и обожествляют многие вещи, а истинный и живой Бог только один (см. Деян. 5:3-4 и Ин. 1:1 о других ипостасях Троицы).

Откровение 1:17-18 и 2:8 придает еще большую весомость истине о Божественности Христа, являя Его Первым и Последним, Который был мертвым и жив во веки веков. Подумайте, если Иегова единственный Первый и Последний (см. Исаию), то или Он с Христом одной природы, или свидетели Иеговы должны отвергнуть авторитетность Писания. Чтобы быть последовательными, мы должны дать ответ на доводы, выдвинутые свидетелями Иеговы относительно употребления "Первого и Последнего" (греч. protos) в Откровении 1:17 и 2:8.

Переводя "Первенец", prototokos, вместо "Первый", protos (см. примечания к этим местам в "Переводе нового мира христианских греческих Писаний" и в "Эмфатическом диаглоте"), свидетели Иеговы пытаются лишить Христа Божественности и сделать Его тварным во времени (Let God be True, p. 107). Когда затрагивается этот вопрос, они тут же отсылают вас к Кол. 1:15, и Отк. 3:14, "доказывая", будто Слово имело начало (см. Ин. 1:1 - "Эмфатический диаглот" и НМ). Любой образованный читатель признает такой аргумент ошибочным. "Лексикон Нового Завета" Дж. Тейера (изд. 1886 года) утверждает, что единственно правильно переводить слово protos как "Первый" и, словами самого Тейера, "Вечный" Иегова (Отк. 1:17). Вновь победила Божественность Христа.

В лучших и самых признанных манускриптах (Синайский, Ватиканский кодекс) стоит protos, "первый". Это еще одно доказательство. В Александрийском кодексе, где отсутствуют знаки акцентуации, это место следует перевести как "Тот, Кто сотворил в начале", чтобы не нарушать законы текстового критицизма (Кол. 1:15). Поскольку в Александрийской рукописи нет знаков ударения или пунктуации, в том числе в Откровении 1:17, 2:8 и т. д., и поскольку во всех остальных манускриптах стоит protos (первый), то будет нелогично ставить в слове prototokos ударение таким образом, что из Христа-Творца получается Христос-творение. Правильное ударение в prototokos Александрийского кодекса согласуется со всеми другими текстами, и в результате Христос называется буквально "Превознесенным", что соответствует истине. Следует добавить, все авторитетные и надежные переводы отдают предпочтение слову "Первый" вместо "Первенец", не подкр! епляя очередную из многих искусных попыток извратить Слово Божие неправильным переводом и лингвистическими манипуляциями.

Иисус сказал: "Я есмь Алфа и Омега, начало и конец, первый и последний" (Отк. 22:13). И не только это. Он открыл Иоанну тайну (Отк. 1:1; 22:16), сказав о Себе "свидетель верный" (Отк. 1:5) и заверив: "Гряду скоро!" (Отк. 22:20). Очевидно, в Откровении говорится об Иисусе, Который свидетельствует и грядет (Отк. 1:27), ибо по Его наказу (Отк. 22:16) Иоанн записал все. Так что мы должны признать Его Верховенство как "первого и последнего" (Ис. 48:12, Отк. 1:17 и 22:13), Господа всего сущего и Бога, воплотившегося в вечном Слове.

В Откровении 3:14 утверждается, что Иисус есть "начало создания Божия", а в Послании к колоссянам 1:15 говорится, что Христос "рожден прежде всякой твари". Эти стихи никак не предполагают, что Христос был создан. Греческое слово arch (Отк. 3:14) правильно переводить как "происхождение, начало". Так оно и переводится в Ин. 1:1 в "Переводе нового мира христианских греческих Писаний" 1951 года издания у свидетелей Иеговы. Далее, в Отк. 3:14 говорится, что Христос верный и истинный свидетель, "начало" или "источник" Божия создания. Это находит свое подтверждение в Послании к евреям 1:2 и в Послании к Колоссянам 1:16-17, где Христос называется творцом всего сущего, а следовательно. Он является Богом (Быт. 1:1). Христос есть начало создания Божия, ибо Он - новое Создание, зачатое без греха (Лк. 1:35), второй Адам (1 Кор. 15:45, 47), исполнение обетования Бога о воплощении Слова (Ис. 7:14; 9:6; Мих. 5:2) и Искуп! итель мира (Кол. 1:14). В Евангелии от Иоанна 3:13 говорится, что никто, кроме Христа, сошедшего на землю, не восходил на небеса. В Послании к филиппинцам 2:11 утверждается, что Он есть Господь (греч. kurios), в 1 Кор. 15:47 - "Господь с неба" и, следовательно, Бог, а не сотворенное существо или "меньший бог".

Иисус также "первенец из мертвых" (Отк. 1:5), то есть первый, кто воскрес в прославленном теле (не в духе - см. Лк. 24:39-40), которое однажды обретут и все христиане, о чем сказал апостол Иоанн: "...Еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть" (1 Ин. 3:2). Мы уверены в исполнении этого обетования, поскольку Он верен в Своем обещании (Евр. 10:23). А все, кто отрицает Божественность Христа, пусть внемлют суровости Его предупреждения:

И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей: и если кто отнимает что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей (Отк. 22:18-19).

7. Иоанна 17:5. "И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира".

Это место Священного Писания в сочетании с Исаией 42:8 и 48:11 является неопровержимым доказательством и достоверным свидетельством Божественности Господа Иисуса Христа.

В Ис. 42:8 Сам Иегова категорически заявляет: "Я Господь, это - Мое имя, и не дам славы Моей иному и хвалы Моей истуканам". В Ис. 48:11 Иегова опять говорит: "Ради Себя Самого делаю это, - ибо какое было бы нарекание на имя Мое! Славы Моей не дам иному!"

Эти стихи ясно показывают, что Иегова раз и навсегда утвердил Свою Божественную славу, которая воздается только Ему и не может быть и не будет отдана кому бы то ни было. Нет таких аргументов, которые свидетели Иеговы могли бы предъявить для опровержения Божией истины, открытой в этих местах Священного Писания. Слава Бога принадлежит только Богу и, по Его собственным словам, таковой и останется. Тем не мене Бог наделил славой воплощенное Слово, славой, проявившейся присутствием Святого Духа, силой и энергией Которого действовал Христос во плоти и Которого Он, в свою очередь, передал Своим последователям (Ин. 17:22). Однако это была не Божия слава, а постоянное присутствие Его Духа. Не следует смешивать два совершенно разных типа славы. Иисус просит получить обратно славу, которой Он обладал с Отцом "прежде бытия мира" (Ин. 17:5), и это уже не слава, данная Ему как Мессии, которую Он обещал разделить со Своими учениками (22 стих). Нигде в Святом Писании не отождес! твляются эти два типа славы. Господь Иисус Христос, обращаясь в молитве к Отцу (Ин. 17:5), столь же неопровержимо показывает, что Он будет прославлен славой Отца и что слава Отца (Иеговы) не нова для Него, ибо, по Его утверждению, Он обладал ей у (греч. рarа) Отца ("...которую я имел у Тебя"), еще когда не существовало мира. Свидетели Иеговы пытаются тут задать вопрос: если Он был Богом, говорят они, то где же была Его слава, когда Он спустился на землю?

Святое Писание приводит по меньшей мере четыре ответа свидетелям Иеговы, когда Иисус являл Свою славу и открывал Свою силу и Божественность. На горе Преображения (Мф. 17:2) Христос сиял истинной славой Бога, и слава эта ничуть не умалилась после того, как (Ин. 18:6) Господь сказал о Себе: "Это Я", - подобно Самому Иегове. И слава эта сделала пленивших Его бессильными перед Его волей. В стихе 22 главы 17 Евангелия от Иоанна мы также видим присутствие славы Иеговы, когда Иисус, ожидая распятия, молится за Своих учеников и показывает источник Своей славы, который есть Божия Сущность. Слава Христа в Воскресении также убеждает в Его Божественной природе и говорит о Нем как о Самом Боге, так что аргумент свидетелей, заявляющих, что Христос проявил не Свою славу, несостоятелен и не имеет библейских оснований. Истина же заключается в том, что Господь открыл настоящую славу Своей ипостаси в ходе Своего служения, когда, как сказано у Иоанна 1:14, "Слово стало плотию ! и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца."

Во второй главе Послания к филиппийцам Павел устранят всякие сомнения по этому поводу, когда он, ведомый Святым Духом, написал, что Христос не переставал быть Иеговой даже во время Своего земного служения. Следует заметить, что греческий термин uparchon, переведенный как "будучи" в Флп. 2:6, буквально означает "остающийся" или "не прекращающий быть" (см. также 1 Кор. 11:7). Следовательно, исходя из этого контекста, Христос никогда нe прекращал быть Богом и всегда "оставался" в Своей основной Сущности. Он был истинным "Богом, явившимся во плоти".

Один из рядовых свидетелей Иеговы, с которым мы недавно беседовали, пытаясь игнорировать явное провозглашение божественной природы Христа в этом тексте, прибегнул к старой увертке общества, а именно к искажению смысла греческих терминов. Он заявил, что слово "у" (греч. parа) в Иоанна 17:5 означает "через" и потому слава, о которой идет речь, не доказывает Божественность Христа, так как она принадлежит Иегове, а на Сына падают "через Иегову" лишь ее отблески. Опять мы сталкиваемся с проблемой нелогичной экзегезы, ответ на которую нужно искать в самом греческом тексте. Мы должны верить, что и грамматический строй Библии вдохновлен Богом, если мы верим, что Бог вдохновил ее авторов, иначе как бы Он без погрешностей донес до нас Свои мысли? Поверил бы Бог Свои слова человеку, не имеющему власти над грамматикой? Нет! Такого нельзя допустить без риска извратить Слово. Потому, будучи Господом мудрости и точности. Он вдохновил Своих служителей! и на управление грамматикой, чтобы их слова могли безошибочно передать Его мысли, неизменные и абсолютные. Приняв это во внимание, давайте теперь рассмотрим слова и структуру стиха.

Греческое слово рarа ("у", Ин. 17:5) употреблено в дательном падеже и не может переводиться как "через" (греч. dia). В словаре Тейера дается правильный перевод "у Тебя", "с Тобой". А в качестве примера перевода Тейер цитирует ничто иное, как стих 5 главы 17 Евангелия от Иоанна, тот самый, о котором сейчас идет речь. Нельзя сказать, что рarа в этом контексте указывает на что-либо другое, кроме как на равенство обладания - "...славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира". Господь недвусмысленно говорит, что Он, как Сын Божий, обладал божественной славой с Отцом и Святым Духом до сотворения мира. Христос также говорит, что Он намеревается вновь обрести эту славу во всей ее божественной силе, ожидая воскресения Своего земного храма, который, по неизбежности нс будучи бесконечным, сокрыл в добровольном отречении Его вечную власть и Божественность (Флп. 2:5-8). Слава, о которой Он говорил, светила не тол! ько через Отца. Она была присуща и Сыну. И, поскольку Иоанн, ведомый Святым Духом, предпочел para (буквально "у") слову dia (через), аргумент, выдвигаемый свидетелями Иеговы, не выдерживает критики. Господь говорит о славе Отца как о Своей собственной, и раз Иегова сказал, что не отдаст Своей славы никому (Ис. 42:8), единство сущности Его и Христа неопровержимо. Они едины во всем чудесном и таинственном смысле, который мы хотя и не можем понять в полной мере, но с радостью принимаем и, поступая так, остаемся верны Слову Божию.

8. Иоанна 20:28. "Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!"

Рассмотрение Божественности Христа не было бы полным по охвату без упоминания величайшего личного свидетельства, имеющегося в Писании. Оно дано в стихе 28 главы 20 Евангелия от Иоанна.

Начиная со стиха 24 апостол Фома предстает перед нами весьма придирчивым скептиком, который отказался поверить, что Христос воскрес и физически явился а том же теле, в котором был распят на кресте. В 25-м стихе Фома упрямо заявляет: "Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю". Следя за развитием событий в 26 и 27 стихах, мы узнаем, что Господь явился перед Фомой и другими учениками, представив Фоме Свое тело в голгофских ранах. Он был не дух и не призрак, не "облеченный в форму", как утверждают в этом случае свидетели Иеговы. Это было то самое тело Христа, которое было покрыто ужасными следами пыток и страшных мук позорной смерти. Перед глазами неверующего ученика предстало свидетельство, которое заставило его силой самого своего существования возлюбить Того, кто явил Сущность божественной природы. И Фома воскликнул: "Господь мой и Бог мой!" Вот еди! нственный ответ, который мог дать Фома. Христос доказал Свою Сущность - доказал, что Он действительно "Господь и Бог". Давайте теперь обоснуем это.

Свидетели Иеговы напрасно старались уклониться от рассмотрения этого текста на греческом языке ("Эмфатический диаглот" и "Перевод нового мира христианских греческих Писаний"). Они, сами того не предполагая, подтвердили его авторитетность, как покажет краткий обзор их литературы.

В "Эмфатическом диаглоте" (Ин. 20:28, с. 396) о theos тои, буквально "мой Бог", предполагает полную тождественность с Иеговой, а так как употреблен определенный артикль, то значит, на основании аргументов самих свидетелей Иеговы, речь должна идти о "единственном истинном Боге" (Иегове), а не о "меньшем боге". На с. 776 приложения к "Переводу нового мира христианских греческих Писаний" сказано: "Итак, в Евангелии от Иоанна 1:1 - 2 тоже употребляется о theos, чтобы отличить Бога Иегову от Слова как бога (Логоса), единородного бога, как сказано о Нем в Евангелии от Иоанна 1:18". Давайте теперь трезво поразмыслим. Если Фома назвал воскресшего Христа Иеговой (о kurios тои kai о theos тои с определенным артиклем) и Христос не отрицает, но подтверждает это (стих 29): "Ты поверил, потому что увидел Меня: блаженны не видевшие и уверовавшие", - значит, никакое искажение текста не может! подменить основной мысли, а именно: Иисус Христос есть Бог Иегова!

"Перевод нового мира христианских греческих Писаний" настойчиво уклоняется от анализа греческого текста по данному вопросу, но столь же настойчиво на полях (с. 350) приводит шесть указаний из Библии на то, что Христос есть "бог", пытаясь навязать эту мысль неискушенному читателю. Эти ссылки, как обычно, комментируются абстрактно, и о четырех из них (Ис. 9:6; Ин.1:1; 1:18; 10:35) уже говорилось выше. Вопрос стоит таким образом: существует ли какой-нибудь другой бог, кроме Иеговы, и свидетели Иеговы отвечают на него утвердительно, называя этим "богом" Христа (Ин. 1:1; Ис. 9:6). Священное Писание дает только один ответ: категорическое "нет!" Нет Бога, кроме Иеговы (См. Ис. 45:21-23; 44:68; 37:16, 20 и так далее).

Действительно, в Священном Писании говорится о многих ложных богах, однако они боги не благодаря своей сущности и власти, а лишь благодаря человеческому признанию и обожанию. Под эту категорию подпадает и сатана, так как он "бог этого мира", ставший им только потому, что невозрожденные и грешные воздают ему почести и славу. принадлежащие Богу.

В 1 Кор. 8:4-6 апостол Павел, со свойственной ему трезвостью рассматривая идолопоклонство и ложных богов, говорит, что "идол в мире ничто"; и на небесах или на земле нет Бога, кроме Иеговы, что бы люди ни выдумывали.

Картина ясна. Фома возлюбил Христа как воскресшее воплощение Бога (Ин. 1:1), и Христос неопровержимо доказал это: "Если не уверуете, что это Я (Иегова), то умрете во грехах ваших" (Ин. 8:24, см. также Исх. 3:14). Никакая псевдонаука и увертки не смогут нарушить точности Слова Божия. Иисус Христос есть Господь всего сущего. Нравится это или нет свидетелям Иеговы, они никогда не нарушат и не устранят истину. Что бы ни делали со Словом Божиим на земле, оно остается вечным в славе своей, как об этом написано: "На веки, Господи, слово Твое утверждено на небесах" (Пс. 118:89).

9. Иоанна 5:18. "...Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу".

Стих этот, завершающий главу по столь насущной теме, говорит сам за себя. Смысл греческого слова ison (равный) не подвергается никаким сомнениям. Ни контекст, ни грамматика не позволяют предположить, что Иоанн записал здесь лишь слова иудеев об Иисусе, как неуклюже пытаются доказать свидетели Иеговы. Структура предложения ясно показывает, что это сказал Иоанн по вдохновению Святого Духа, а не по словам иудеев! Любой человек, засомневавшийся в этом, может сам разобрать предложение и разобраться в нем. Ни один из серьезных толкователей и комментаторов не оспаривает его смысла. Свидетели Иеговы могут, конечно, сказать, что иудеи, которым действительно не нравились слова Иисуса, что Он Сын Божий (ибо тем самым утверждалось Его равенство с Иеговой), пытались оспорить смысл сказанного. Но это были именно иудеи!

Итак, наш Господь был равен по Своей божественной природе с Богом-Отцом и Святым Духом, хотя, как добровольно уподобившийся человеческой природе последнего Адама, был меньше Их (Ин. 14:28; 1 Кор. 15:45-47). Один только этот текст представляет колоссальную ценность тем, что категорически утверждает божественную природу нашего Господа.