Главная страница

Книги / статьи

Ссылки

Гостевая книга

Пишите!


< Предыдущая глава | Оглавление | Следующая глава >

ГЛАВА 9
Сорок лет спустя.
О. Элистер Андерсон.

Это произошло летом 1953 года. Я был аспирантом Богословского факультета южного Университета в Сьюэйни, Теннеси. Мне надо было многое прочитать, и я задержался в библиотеке до позднего вечера. В здании библиотеки никого больше не было, не считая библиотекаря, который уже собирался закрывать библиотеку.
Вскоре у меня появилось странное ощущение, что кто-то смотрит на меня. Чем сильнее я старался погрузиться в чтение, тем более усиливалось это чувство.

Портрет.
В конце концов я был вынужден встать из-за стола и пойти в ту слабоосвещенную часть зала где, как я думал, могли скрываться эти глаза, которых я не видел. Когда мои глаза привыкли к этой полутьме, вверху на стене я увидел большой портрет епископа Евангелической Церкви. На латунной табличке под портретом я прочитал его имя: Хью Миллер Томпсон (1830 - 1902), Второй Епископ Миссисипи.
До сих пор я живо помню охватившее меня возбуждение. Я снова прочитал табличку и узнал это имя, упоминание которого я случайно слышал в детстве и юности. Мой прадедушка Хью Миллер Томпсон был епископом Епископальной Церкви.
Я не помню, чтобы он был в Сьюэни. Мои родители редко говорили со мной о нём и, по той же причине, о моем деде, Франке Томпсоне, епископальном пасторе, который сорок лет служил капелланом во флоте. Вместо этого они хотели, чтобы я пошел по стопам отца и стал офицером регулярного флота.
Когда я смотрел на портрет, я почувствовал сильное разочарование из-за того, что мои родители никогда не говорили мне и моих предках. Я так же был недоволен собой за то, что мне не удалось самому исследовать историю своей семьи. Однако, эти чувства скоро утихли из-за той гордости и радости, которую я почувствовал, осознав, что я происхожу от такого выдающегося клирика. Впервые в жизни я понял, что мой дорогой предок звал меня через молитву к служению Епископальной Церкви. Христианская реальность сообщества Святых связала меня с ним духовным союзом, который превосходит всё земное время и пространство.

Из флота в Семинарию.
Взрослая моя жизнь началась во время II Мировой Войны. Я окончил Военно-Морскую Академию США в Эннэполисе, Мэриленд и был назначен на эсминец в Тихий океан. В то время, исполняя свои профессиональные обязанности, я стал чувствовать растущее беспокойство. Со временем я убедился. Что это беспокойство было следствием духовного голода, который я прежде не воспринимал серьезно.
В результате, осенью 1947 года я уволился из флота и подал заявление о приеме в Семинарию. Так как мори родители не принадлежали ни к какой деноминации, то я решил пойти в Объединенную Богословскую Семинарию, межконфессиональный институт, расположенный в центре Нью-Йорка.
Именно там, под влиянием нескольких преподавателей, я стал стремиться к священству в Епископальной Церкви. В Семинарии я узнал об Англиканской мессе, семи Таинствах, учении о Церкви на основе Священного Писания, Символах веры, Священном Предании, творениях Отцов Церкви, в связи с семи Вселенскими Соборами неразделенной Церкви. Два протестантских богослова д-р Поль Шерер и д-р Рейнгольд Нибур особенно вдохновили меня на проповедь Христа Распятого и Воскресшего из мертвых.
Кроме того, два богослова из Епископальной Церкви д-р Вольтер Бови и д-р Кирилл Ричардсон способствовали тому, что я полюбил учение о Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, поверил ему и нашел выражение этого учения в предложении Св. Таинств в англиканской литургии.
В это самое время мне посчастливилось присутствовать на нескольких лекциях известного православного богослова о. Георгия Флоровского, который преподавал в Свято-Владимирской Семинарии, как раз через дорогу от нашей. В то время многие члены Епископальной Церкви очень надеялись, что англикане и православные смогут способствовать взаимному признанию различных Христианских конфессий и их общению в той или иной форме.

Средний путь.
В 1951 году епископом Епископальной Церкви я был рукоположен в священника и отправился на свой первый приход, будучи убежден, что должен проповедовать и учить, следуя среднему пути. Многие клирики и миряне тогда понимали, что Англиканское согласие могло бы быть единственным способом объединения евангелического и англиканского учения о Церкви. Мы считали, что такой средний путь мог бы сдерживать напряженность объединения церквей посредством единства без компромисса. Эта идея, выдвинутая впервые англиканскими богословами XVI - XVII веков, затем расширенная о. Джоном Г. Ньюменом, внушила надежду, что мы будем стремиться на восток, от Кентербери и Женевы к Константинополю.
Наша Церковь сразу после Второй Мировой Войны пережила быстрый рост. Всего за два года в своем приходе я крестил около трехсот детей и взрослых. К сожалению, этот рост окончился так же быстро, как и начался. В наших семинариях пустили корни семена нецерковного гуманизма, который был провозглашен в 1933 году в "Манифесте Гуманизма" Американской Ассоциации Гуманистов. Вскоре многие епископы, клирики, миряне стали искать в светской культуре вдохновение и руководство, она глубоко проникла в их мораль и ценности.

Годы Вьетнама.
К счастью, во время с 1956 по 1977 годов нашлось нечто, что защитило меня от этого трагического растления церковного вероучения и ценностей. Я добровольно пошел служить капелланом в армии США, епископ Вооруженных Сил не заставлял меня служить епископальную литургию по-новому, следовать новым, авангардным богословским идеям и популярным в Церкви нравам.
Годы, когда я был капелланом, были временем наибольших достижений и личного удовлетворения до того, как я принял Православие. Я как пастырь служил во время войны - тем, кто воевал, в мирное время - и им, и их семьям. Это служение сближало меня с самыми разными людьми в самых различных условиях. Я пережил радостное чувство, что я нужен другим, что они меня ценят как пастора, они делились со мною всеми подробностями своей жизни.
Я часто сталкивался с православными Христианами, которым священники дома советовали обращаться к епископальному пастору, если не удастся найти православного. Так за 21 год моего служения я познакомился со многими православными солдатами и их женами. Не к чести епископальной Церкви то, что этим сотрудничеством пренебрегали. Еретические учения и распад библейской морали в значительных ветвях Англиканского Согласия сделали невозможными любые современные формы диалога и общения с Православными.
Когда я вышел в отставку из корпуса Армейских Капелланов, Я надеялся, что буду служить в таком приходе, где смогу воспрепятствовать распространению гуманистических учений, захлестнувших мою Церковь. Я хотел учить паству вере и учению Англиканских богословов и защитить древнюю христианскую истину: LEX CREDENTI IST LEX ORANDI - закон веры есть закон молитвы.
Проработав в приходе семь лет, я окончательно убедился, что в Епископальной Церкви это уже невозможно. Епископы требовали, чтобы во всех приходах использовали новые молитвословы, в приход, где я служил, присылали женщин - "священниц".
Подобно очень многим пасторам я попросил, чтобы меня уволили от пастырского служения в Епископальной Церкви и сообщил епископу, что если меня примут в другую Епископальную Церковь, я постараюсь там следовать традиционному англиканскому вероучению и богослужению. Я надеялся, что Англиканская Католическая Церковь, куда меня приняли как пастора, я служил там около шести лет, останется действительно Церковью "остатка" до тех пор, пока не удастся чем-то заменить высокомерие и глупость первенствующей Епископальной Церкви, и подлинные истины Англиканского вероучения и богослужения сконцентрируются около оставшегося ядра верных.
К сожалению, и эта надежда осталась тщетной. Я столкнулся с тем, что современные англиканские/епископальные церкви явно не согласны в вероучении и церковной политике. Вместо того, чтобы поддерживать единство и сплоченность внутри традиционного Англиканского Согласия, они просто разделялись и дробились на все большее количество церквей.
Итак, с тяжестью на сердце я признался себе, что Церковь моих предков отвергла большую часть своих корней: библейских, богословских, богослужебных, связанных с моралью и благочестием. Я подошел к тому рубежу, когда был вынужден принять очень трудное для себя решение - оставить всё, что мне было так близко в течение стольких лет.

Помощь с Таити.
В 1988 году я возобновил старую дружбу с Майклом Грэивсом, Православным Миссионерским священником на Таити и главным представителем Православной Церкви в Карибском бассейне. Ранее он прислуживал мне в епископальной Церкви в Нью-Джерси. Он всегда говорил, что мое служение вдохновило его учиться, чтобы стать священником.
Я позвонил о. Майклу, чтобы узнать, как я мог бы стать православным священником. Он объяснил, что мне нужно делать и, заодно, познакомил меня с трудами епископа Каллистоса (Уэра), о. Александра Шмемана, о. Антония Кониариса, о. Алексия Янга - всё это способствовало моему принятию Православной Христианской веры. Благодаря нашим молитвам, переписке, случайным встречам, его добрым, полными любви увещаниям, я понял, что историческое, православное Христианство - это единственный путь для меня.
В конце концов, только одно удерживало меня от принятия Православия. Для меня это были не так называемые "этнические различия", которые, к сожалению, отвратили от Православия многих. Это не было нежелание или досада от потери замечательной англиканской литургии. Дело было в другом, в том, что моё восхищение трудами Фомы Аквинского сдерживало и препятствовало более глубокому пониманию древних Отцов Церкви.
Например, описывая следствия грехопадения, Аквинат полагал, что, хотя воля человеческая была повреждена, интеллект остался неповрежденным. Сила человеческого мышления в учении Аквината была на столько возвеличена, что это вводило людей в соблазн: они могли полагать, что человеческий разум может заменить Божественное Откровение.
Фома Аквинский неосторожно распахнул дверь заблуждению греческого философа Протаргона, который заявил, что "человек есть мера всех вещей". Вот объяснение того, что многие считают, будто не нужно более связывать Христианство с Откровением, но можно его смешивать с учениями нехристианских философов. Понимание того, что Восточной Православной Церкви никогда не потребуется Реформация, ибо и сегодня она верит именно так, как учил Иисус, когда во плоти Он жил среди нас - вдохновляло и утешало меня.
Проведя на Таити неделю, которая меня ободрила, ибо я видел там, как глубоко воздействует Православная Церковь на многих людей. Я спросил о. Майкла, когда я смогу получить наставления и буду миропомазан. Он направил меня к о. Джорджу Рэйдосу, протоиерею Собора Петра и Павла в Бифезде, Мэриленд. Доброта о. Джорджа, его духовное руководство и его основательные наставления способствовали тому, что я написал епископу его Церкви прошение о рукоположении.
Высокопреосвященный митрополит Филипп удовлетворил моё прошение и просьбу о. Джорджа, чтобы я был рукоположен и помогал ему в храме Петра и Павла. В иереи меня рукоположил епископ Антуан в январе 1992 года. Мое возвращение домой было встречено гостеприимно. Окончились 40 лет моих странствий по "церковной пустыне". Теперь я начал новое, замечательное паломничество в лоне Православия, не только вместе с Апостолами Петром и Павлом, но и со св. Игнатием Богоносцем, Григорием Богословом, Василием Великим, Иоанном Златоустом, Варварой, Фёклой, матерью Марией Скопцовой и многими другими.
В январе 1992 года после моего рукоположения у нас в храме Петра и Павла была радость: мы приняли через миропомазание группу бывших пресвитериан, их пастор Кеннет Хайнс был рукоположен. В тот же день в священники был рукоположен д-р Патрик Рирдон, епископальный богослов и пастор, и д-р Рэй Стефанс, преподаватель из Вирджинии, в прошлом католик, рукоположен в диакона, чтобы возглавить общину обратившихся в Православие в Вирджинии Бич.
Этот список продолжается. Я заявляю вполне серьезно: я каким-то образом чувствую, что выражение глаз на портрете в Сьюэйни изменяется, соответственно изменениям в моей жизни. Я уверен, что мои прадед и дед рады за меня и молятся за мое преуспевание в качестве православного священника. Ведь я действительно стараюсь идти по их стопам - совершать богослужение в Христовой Церкви и служить Ему всем моим сердцем и душой.

< Предыдущая глава | Оглавление | Следующая глава >


Главная страница

Книги / статьи

Ссылки

Гостевая книга

Пишите!