Главная страница

Книги / статьи

Ссылки

Гостевая книга

Пишите!


< Предыдущая глава | Оглавление | Следующая глава >

ГЛАВА 7
Мечты выпускника Семинарии Эсбери и реалии Православия.
О.Эндрю Хармон.

Когда я, ещё будучи мирянином Объединенной Методистской Церкви, придерживающимся консервативного направления богословия, почувствовал, что Бог призывает меня к служению Церкви, Семинария Эсбери в Уилморе, Кентукки была единственной духовной школой, которую я считал серьезной. Эсбери - консервативная школа в духе последователей Уэсли, без конфессиональных ограничений. Эта семинария привлекает множество кандидатов в пасторы наиболее традиционных, евангелических, методистских церквей. С другой стороны, известно, что большинство семинарий Объединенной Методистской церкви - рассадники ересей и ложных учений. Поэтому я и отправился в Эсбери. Теперь, оглядываясь назад, я могу сказать, что это были три хороших учебных года, было много очень полезных уроков. В Эсбери усиленно подчеркивали приверженность традиционному христианскому вероучению. Усиленное внимание, уделяемое этому, было важно вдвойне, так как большинство из нас собирались быть активными пасторами в деноминациях, где традиционность значила все, кроме оснований для отлучений от Церкви.
В Эсбери стремились следовать учению Джона Уэсли, основателя методизма (Англия, XVIII век). В ходе моей исследовательской работы, я стал открывать для себя, что во многое из того, во что верил Уэсли, его современные последователи просто не верят или стараются это игнорировать - реальное присутствие Христа в Евхаристии, духовное возрождение в Крещёнии и даже приснодевство Марии. Кроме того, я знал, что Уэсли серьезно изучал творения древних Греческих Отцов Церкви.

Изучая Отцов.
Это открытие побудило меня к более глубокому изучению Отцов Церкви вообще и Православной Церкви в особенности. При выполнении дипломной работы по русской истории, я уже познакомился с Православным Христианством. Но ввиду ряда причин, я никогда не изучал его серьезно. Теперь я подошел к этому гораздо основательнее.
Безусловно, Православная Церковь выдержала испытание временем, а именно, почти два тысячелетия. Наоборот, протестантизм уже через несколько столетий распался, породив богословскую анархию и церковный хаос. Даже евангелическое движение себя скомпрометировало, поддаваясь нарастающему давлению со стороны секулярной культуры. Очевидно, что современные последователи Уэсли отказываются от многих положений традиционного христианского богословия, которые были очень важны для него самого.
Итак, я прослушал несколько курсов по истории Церкви и по патрологии, кроме того, кое-что я изучал самостоятельно. Я все более убеждался, что современный протестантизм не замечает очень многих традиций, свойственных Древней Церкви. Но это меня ещё не совсем убедило. Мой переход будет медленным, постепенным процессом. Ко времени окончания Эсбери Семинарии я ещё не был готов к принятию Православия.
Честно говоря, цель, которую я тогда ставил перед собой - работа среди протестантов с целью привести протестантизм в большее соответствие с учением и жизнью древних Христиан. Как и многие в Эсбери, я считал и надеялся, что методизм наконец освободится от плодов воздействия модернизма. Поэтому я, моя жена Бонни и наш первый ребенок отправились на служение в приход, полные рвения, готовые сражаться с ересями и спасать души для Христа. А я, благодаря недавно возникшей любви к Отцам и Православию, надеялся вести паству в более традиционном, близком Отцам направлении.
Семинария помогла мне правильно начать путь к Православию. С другой стороны, последний толчок к нему мне даст собственная конфессия!

Пастор - методист.
Три года служения методистским пастором были захватывающими, в чем-то успешными и просто забавными. Это был тяжелый труд! Но служение в приходе одного из основных протестантских направлений может быть и очень сильным разочарованием, утратой иллюзий. Властные структуры церкви оказывали на нас значительное давление, чтобы подчинить себе любые попытки наших нововведений. Образование, полученное в Эсбери, считалось отличным только до тех пор, пока служило росту и процветанию церкви - но не тогда, когда подвергало сомнению или сопротивлялось вероучительным заблуждениям в церкви.
Два фактора особенно убедили меня в том, что мои мечты в Эсбери реформировать и оживить методизм - всего лишь иллюзии. Во-первых я узнал, как много выпускников Эсбери поддались давлению и предали свою веру. Многие из них были на различных этажах пути к ереси. Это меня пугало. Почем я знаю, не последую ли я им в конце концов?
Помню, меня посетил друг, знакомый по семинарии, как и я он около двух лет служил пастором. Мы не виделись со дня окончания семинарии. Делились опытом. Мой друг был очень принципиальным и хорошо разбирался в богословии - один из тех, кто прекрасно знал свою веру, не собирался поддаваться давлению и изменять ее.
Два года пасторского служения разительно изменили его. Теперь он считал, что изменять вере, изложенной в Писании - нормально. Он с такими людьми не соглашался, но счастливо имел с ними дело, считал их хорошими Христианами. Это меня поразило. Помню, я подумал: "Быть может, я тоже скоро буду таким же. В конце концов, кто я такой, чтобы не поддаться тому, чему поддаются другие?" Это способствовало моему убеждению, что мне нужно что-то резко изменить.
Ещё один фактор помог мне убедиться, что мои мечты в Эсбери были просто моими иллюзиями. Одна из важных причин, почему евангелические христиане принадлежат и служат в свободомыслящих деноминациях - это надежда, что каждый из них может особенно угодить Христу и направить прихожан по верному пути, даже если этот приход полон ересями.
Хотя это содержит долю истины, очень скоро затруднительное положение в моем приходе стало очевидным. Мой приход был в поселке шахтеров в каменноугольном бассейне в Северной Дакоте. Особенность работы здесь (строительство силовых установок) делало население очень подвижным, рабочие приезжали в город, затем уезжали на новое место работы.
По благословению Божию, нам удалось некоторых впервые привести ко Христу, другим помочь укрепить преданность Христианству. При содействии любви и православного, основанного на Священном Писании вероучения, они начали свое духовное возрастание. К сожалению, из-за "подвижности" города многие из них вынуждены были вскоре куда-то уехать. Те, кто пришел ко Христу в Методистской Церкви, скорее всего, будут посещать приходы в другом месте. Какого вероучения будут там придерживаться? Возможно, большая часть нашей доброй работы очень скоро пойдет насмарку, и эти новые овцы будут потеряны навсегда.
И вот, я стал предупреждать уезжавших прихожан, чтобы они были очень осторожными в выборе методистской церкви на новом месте жительства. Я даже убеждал их посетить и другие деноминации в поиске своего прихода.
Абсурдность этой ситуации меня поразила. До каких пор я буду оживлять свою конфессию тем, что советую новообращенным ко Христу избегать её? Но что я ещё мог сделать, чтобы защитить этих новых духовных чад? Очевидно, раз я даже не мог советовать другим посещать иные приходы моей деноминации, это предопределило и мой путь. Пришло полностью пересмотреть направление моего служения.
Очищение ядра протестантизма от ядра неверия оказалось безнадежным. Подталкивать протестантов к более православным учениям - ещё более безнадежным. В конце концов, на какой успех могу я рассчитывать, убеждая людей, что наша церковь - сообщество святых, если половина пасторов не верит даже в Воскресение Христово.
Пока я был протестантским пастором, мы с женой больше узнали о Православии, мы все более убеждались, что это - именно то, что нам нужно. По мере того, как мои семинарские мечты оказывались невыполнимыми, действительность Православия меня все более привлекала.

Переход.
В 1982 году мы покинули объединенную Методистскую Церковь и вошли в состав Евангелической Православной Церкви, в числе группы людей, которые обратили свои сердца к Православной вере, из соображений, похожих на наши. В 1987 году Евангелическая Православная Церковь была принята в состав Антиохийского епархиального округа в Северной Америке. Я стал священником.
Время после 1982 года было непростым, были определенные трудности - переселение, поиск работы, но это не слишком большая цена. Замечательна та любовь и помощь, которые мы получили, придя в Церковь. Особенно нам помог о. Джозеф Олас и замечательные люди из храма Святого Георгия в Индианаполисе. О. Джозеф взял меня под свое покровительство, и любезно учил меня каким должен быть православный священник - в конце концов, многому ли из Литургии учат в Методистской Семинарии?
Сначала я получил назначение на год в Блумингтон, Индиана, где начал организовывать Миссию во имя Всех Святых, а затем руководил Миссией Святого Евангелиста Матфея в приходе Кливленда. Бог щедро благословил нашу Миссию. Она значительно увеличилась. Теперь у нас есть свое здание, мы надеемся вырасти из Миссии и стать полнокровным приходом. Трудно после нескольких лет мирской работы полностью посвятить себя, как и прежде, пастырскому служению. Но какая большая группа верующих в нашей общине Святого Матфея!
Но даже если бы мое слежение не устроилось так благополучно, - и даже если бы меня не рукоположили в священника, - я все равно стал бы православным. Православная Церковь - это многоценная жемчужина, и гораздо лучше быть в ней, независимо от обстоятельств, чем при самых замечательных обстоятельствах быть где-нибудь ещё.
Как сказано в 83-м псалме: "желаю лучше быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия" (Пс. 83:11). Действительность Православия гораздо лучше, чем иллюзии окружающей жизни. Слава Богу, за то, что он привел нас от сущих грез к реальности.

< Предыдущая глава | Оглавление | Следующая глава>


Главная страница

Книги / статьи

Ссылки

Гостевая книга

Пишите!